fd0c937a     

Лосев Владимир - Одинокий Волк



sf_fantasy Владимир Лосев Одинокий волк Черный камень. Разумная спора чужой жизни из чужого мира, порождение жестокого бога-отступника по имени Багра, беспощадный поглотитель жизненной силы людей.

Жизнь создается богами, а воюют за нее смертные, и боги опять послали на Землю Кира из племени людей-волков, чтобы спасти человечество. Или умереть.
ru Black Jack FB Tools 2006-02-26 http://www.fenzin.org OCR Fenzin 7D9BC3BF-C812-4A1B-AFC5-5D8004E9B4B8 1.0 Лосев В.И. Одинокий волк: Фантастический роман АРМАДА: «Издательство Альфа-книга» М. 2005 5-93556-585-4 Владимир Лосев
Одинокий волк
ПРОЛОГ
Эта спора появилась ниоткуда. Она была чужда этой земле, и само ее появление было непостижимо, ибо произошло совсем по другим законам, чем те, что были известны этому миру.
Сначала она была настолько мала, что ее можно было увидеть только с помощью самого мощного микроскопа, то есть она начала свое существование там, где большинство населяющих это пространство существ не видно невооруженным взглядом.
Но и в подобном Пространстве существуют свои хищники и свои жертвы.
Спора не являлась жертвой, и скоро вокруг нее воцарилась стерильная пустота, а она немного подросла и стала размером с песчинку, которых было много вокруг. Единственное, что ее отличало от других песчинок, это цвет, она была абсолютно черной, поскольку поглощала свет.

Впрочем, спора впитывала не только свет солнца, но и все другие виды энергии. Но особое предпочтение она отдавала энергии живых существ.
Рыжий муравей, бежавший по своим делам, к своему несчастью наткнулся на черную песчинку, его антенны возбужденно задвигались, он замер, спора стала чуть больше, а трупик мгновенно высохшего муравья унесло ветром.
Следующим незадачливым существом, подкормившим спору, оказался жук-навозник, неосторожно накативший свой комок на черную песчинку. Потом неосторожная муха села рядом, и ее постигла та же участь, что и муравья и жука.
А спора продолжала расти. Она уже превратилась в небольшой черный камешек, размером чуть больше сотни песчинок.
Но живых существ вокруг было по-прежнему много, и, следовательно, она могла продолжать расти, готовясь к выполнению своего предназначения.
Какое-то время ее воздействие на местную жизнь было ничтожно, но скоро спора, а точнее уже черный камешек, стала представлять смертельную угрозу всему живому в радиусе десятка метров.
И круг смерти по мере роста камня с каждым днем становился больше…
Когда спора стала уже достаточно большим камнем, местность вокруг нее превратилась в пустыню, в которой не росло ничего. Камень продолжал увеличиваться, питался он теперь случайно забредшими в это пустынное место животными, семенами деревьев, принесенными ветром, и энергией звезд.
Этого было мало, очень мало, но камень не умел мыслить. Зато он умел ждать. Он знал, что когда-нибудь сюда забредет разумное существо, и тогда…
Если бы камень мог, он бы облизнулся от предвкушения.
И тогда энергии окажется столько, что он едва будет успевать ее перерабатывать. Это обязательно должно было произойти, как происходило всегда в разных мирах.
А пока нужно было только ждать, улавливать мельчайшие крохи энергии и расти. Неспешно шло время, жаркие дни сменялись холодными ночами, лето осенью, зима весной. Животные все реже забредали в это место, потому что здесь не было сочной травы, ничего, кроме земли и сухих, постепенно разрушающихся остовов когда-то живых и зеленых деревьев.
Камень уже не рос, ему едва хватало энергии только на то, чтобы существовать. Свет солнца и звезд бы



Назад