fd0c937a     

Лопатников Сергей - Зеленая Крона С Черными Корнями



СЕРГЕЙ ЛОПАТНИКОВ
ЗЕЛЕНАЯ КРОНА С ЧЕРНЫМИ КОРНЯМИ
Есть все основания считать, что наследники Гитлера определили исламский мир для новой попытки установить власть над миром. Базой для такой трансформации нацизма было недвусмысленное заявление Гитлера о сходстве мусульманской и нацистской идей, которое он сделал во время одной из встреч с Великим муфтием Иерусалима альХуссейни в далёком 1939 году…
Все наши усилия в Палестине будут в поддержку арабов, а не евреев. Я найду решение еврейской проблемы. Только если мы выиграем войну, придет время для реализации арабских надежд.
Адольф Гитлер
За десять дней до трагедии в 11 сентября 2001 г. НьюЙорке состоялось заседание Конференции ООН по «борьбе с расизмом» в Дурбане, в Южной Африке, где министры иностранных дел некоторых арабских государств (с ООНовской трибуны!) кричали, что «евреи – дети свиней и собак» и клеймили позором США за то, что они находятся «во власти сионистов»… Пророк Мухаммед родился 29 августа. Добавьте 13 дней нового стиля – получится 11 сентября.

Случайность? Магия чисел и дат? Ожили пророчества американского историка, Самюэля Хантингтона.

Мир замер в тревожном ожидании.
Происходит История. Безумная Грета вновь отправилась в свое извечное путешествие. Куда направит она стопы? В истории, как и в жизни, мертвые, по крылатому евангельскому выражению, хватают живых. Ибо история – как писал Т.Н.

Грановский – поспешает медленно, интересы больших человеческих сообществ существуют дольше человеческой жизни, и творцы истории не так уж часто доживают до реализации своих идей. Понять дороги Греты в отдаленные уже времена – значит понять происходящее сегодня и увидеть будущее.
Слова, вынесенные в эпиграф, были произнесены Гитлером между 4:30 и 6:00 вечера 6го числа месяца Зул Каада 1360 года хиджры (что падает на 21 ноября 1941 года). Они были обращены к крупнейшей фигуре исламского мира, Великому Муфтию Иерусалима Хадж Амину альХуссейни.

Запомните имя этого человека. Род альХуссейни был одним из самых богатых и влиятельных в Османской империи. Дом семьи Хуссейни еще в конце века, во время своего ближневосточного визита, посещал сам кайзер Вильгельм.

Посещение дома Хуссейни кайзером было далеко не случайностью. Германия, стремительно увеличивающая после объединения в Империю свою экономическую и военную мощь, чувствовала себя крайне обделенной.

Вестфальское дробление не позволило ей обзавестись, подобно более удачливым соперницам – Франции и Британии, – колониями в Индии, Африке, Южных морях, Америке. К концу века мир был поделен, и новоявленной империи не хватало простора для экспансии, не хватало источников сырья, рынков сбыта продукции германской промышленности.
«Великие державы всегда были колониальными державами. Как в Боснии, так и в Индии. Только Германия и Италия составляют исключение из этого правила, потому что их объединение произошло слишком поздно» (Kurt Hasset Deutschlands Kolonien, 1910), – вот общая точка зрения германской научной, политической, промышленной элиты в конце XIX– начале XX веков.

Разумеется, Германия старалась обеспечить свое присутствие всюду, куда она могла дотянуться: в Африке, Китае, Латинской Америке. Однако её влияние закреплялось преимущественно через торговлю. Несмотря на общепризнанно блестящую систему продвижения немецких товаров на рынок и талантливых коммивояжеров, успехи Германии решительным образом зависели от воли реальных хозяев заманчивых земель, прежде всего Британии, подкреплявших свое право убедительными военными средствами.



Назад