fd0c937a     

Ломм Александр - Ночной Орел



Александр Ломм
"Ночной Орел"
Часть первая
ГОЛУБОЙ БАРЬЕР ВЗЯТ
1
Самолет был полон тьмы и грохота.
Сердитый рев моторов разрушал не только речь, но и мысль:
Сидеть было тоже неудобно. Парашютная сумка, оружие, боеприпасы, рация
- чего только не накручивают на себя десантники, отправляясь в тыл врага!
- все это жало, давило, стягивало. Какое уж тут удобство. Скорее бы
выброситься из этой гремящей железной коробки и хоть на несколько минут
почувствовать себя крылатой птицей!..
Сержант Кожин сидел рядом с пулеметчиком из экипажа и потихоньку
тосковал: покурить бы!
А сосед попался говорливый и дотошный - пристает и пристает с
вопросами. Кругом все молчат, о своем думают, а этому никак нельзя без
трепа. И охота же надрываться, в самое ухо орать.
- Ну, а звать-то тебя как?
- А звать меня Иваном! А годик мне двадцать второй миновал!
Кожин злился, но кричал в ответ добросовестно - не хотел зря обижать
человека.
Сосед не унимался:
- Впервой небось в тыл-то?
- Впервые!
- Переживаешь, поди?
- А как же! Весь извелся!..
- Не переживай! Чехи ребята хорошие. Сработаешься. У нас был
механик-чех, мировой парень! На баяне во как давал! Говорил, чехи все к
музыке способны: А ты играешь на чем?
- Да я же не чех!
- Удивил! Я к тому, что они это любят: А в гражданке где вкалывал?
- Уголек рубал.
- Ишь ты! Шахтер, значит!.. Ну, давай, шахтер, давай!..
Где-то рядом сквозь гул моторов резанул строгий окрик майора Локтева:
- Разговорчики!
Пулеметчик ненадолго умолк, а потом снова принялся за свое. Ему что,
майор ведь ему не начальство:
Это было в глухую сентябрьскую ночь 1944 года.
Тяжелый транспортный самолет с десантной группой майора Локтева на
борту шел в Б-ский район оккупированной фашистами Чехословакии. Группе
было поручено оказать помощь местным партизанам и согласовать их действия
с оперативными планами командования фронтом.
Достигнув заданного пункта, самолет принялся кружить на высоте в три
тысячи метров, ожидая условленных сигналов с земли. Внизу, в непроглядной
тьме, лежал горный массив, поросший густыми лесами. В этих местах уже
больше года Действовал партизанский отряд остравского шахтера Горалека.
При заходе на третий круг пилот засек наконец мерцающую огненную точку,
затем вторую, третью, четвертую. Линии между ними давали неправильный
ромб, что в точности соответствовало инструкции.
В медвежий рев моторов влилась соловьиная трель звонка - сигнал к
высадке.
Справа от Кожина, возле турели скорострельного пулемета, вспыхнула
зеленая лампочка, озарившая неестественным театральным светом круглое
курносое лицо говорливого пулеметчика. Кожин лишь мельком глянул на него и
рывком поднялся с места.
- Не робей, шахтер! - крикнул пулеметчик напоследок. В раскрытую дверь
ворвался холодный воздух. Здесь уже стоял майор Локтев, невысокий,
собранный, в ладно пригнанном снаряжении.
- Па-а-шел!
Двадцать бойцов-парашютистов один за другим отрывались от железных
откидных лавок и, молча метнувшись по проходу, проваливались в темноту.
:Четвертый, пятый, шестой: Очередь за Кожиным.
- Сержант, три наряда за болтовню! - прокричал майор, когда высокий
смуглый парень оказался у двери. Кожин лихо козырнул:
- Есть три наряда, товарищ майор! И тут же смело шагнул в черное ночное
пространство. Мог ли майор предполагать, что этот бесшабашный сибирский
богатырь, любимец всего отряда, уже в ближайшие часы доставит ему массу
хлопот и что встретится он с ним не скоро, при обстоятельствах загадочных
и удивительных:



Назад