fd0c937a     

Ломм Александр - Конец Короля Крокодилов



Александр Ломм
Конец короля крокодилов
1
Палатка стояла на берегу моря. В нескольких шагах от нее начинались
непроходимые мангровые заросли.
Вернер Штарк, худощавый молодой человек невысокого роста, нетерпеливо
расхаживал перед палаткой, то и дело посматривая на часы. На его красноватого
оттенка лице с выгоревшими на солнце бровями и ресницами блестели крупные
капли пота. Штарк изнемогал от жары, но в сторону палатки с ее спасительной
тенью даже не смотрел. Он нервничал, ожидая возвращения проводника Салима,
который с утра ушел в соседнюю деревню нанимать лодку и гребцов.
Наконец из чащи леса вынырнула маленькая фигура малайца. Штарк бросился к
нему навстречу и крикнул:
- Где ты пропадал так долго? Почему вернулся пешком? Где лодка? Где
гребцы?
- Зачем молодой оранг путтих[1] так сильно кричит? Лодки нет, гребцов нет.
На Пулау-Буайя[2] плыть нельзя. На Пулау-Буайя плохо, очень плохо.
Маленький юркий малаец Салим с острова Бали произнес эти слова совсем
тихо, но с глубоким внутренним убеждением.
- Это еще что за новость? - возмутился Штарк и, обернувшись к палатке,
крикнул: - Вы слышите, профессор, что говорит этот плут? На Пулау-Буайя нельзя
плыть!.. Профессор! Господин Рихтер! Вы слышите?
Но палатка безмолвствовала. Штарк подбежал к ней и заглянул за полог.
Профессор Пауль Рихтер, рослый и грузный мужчина в летах, лежал на своем
тюфяке и мирно вкушал послеобеденный сон, издавая носом тонкие, свистящие
звуки.
- Спит. Опять спит! Всегда спит! - проворчал Штарк и, вернувшись к Салиму,
раскричался громче прежнего: - Ты что же, решил вымотать у меня последние
нервы? Говори толком, почему нельзя плыть на Пулау-Буайя!
- Не надо кричать, господин. Не надо сердиться. Можно плыть на другой
коралловый остров. Вокруг Сумбавы их очень много...
- Нет, ты, я вижу, хочешь, чтобы я немедленно умер у тебя на глазах!.. Кто
тебя спрашивает про другие острова? Я тебя спрашиваю про Пулау-Буайя! Нам
нужно на Пулау-Буайя! Тебе это понятно или нет?
Полог палатки зашевелился, и показалась заспанная физиономия профессора
Рихтера.
- Опять ты кричишь, Вернер? Опять надрываешь голосовые связки? И чего ты
только вечно хлопочешь! Горе мне с тобой...
- Но посудите сами, профессор! Этот ваш хваленый Салим с самого утра
проторчал в деревне, а теперь явился и заявляет: лодки и гребцов нет, на
Пулау-Буайя плыть нельзя. Как же тут не кричать?
- Ну и ну! - удивился профессор.- Это правда, Салим?
- Да, господин, это правда.
- Почему же на Пулау-Буайя нельзя плыть?
- На Пулау-Буайя очень худо, господин, - быстро затараторил малаец. - Я
был в деревне долго. Я говорил с Умаром Самсури. Это очень умный Оранг Туа[3],
сильно умный старик. Его все знают и все слушаются. Умар сказал, что никто из
всей Сумбавы не поплывет на Пулау-Буайя. На Пулау-Буайя очень плохо. На
Пулау-Буайя живет раджа-буайя, король морских крокодилов, злой Оранг Хидьжоу,
Зеленый Человек...
- Понятно, профессор? - возмущенно крикнул Штарк. - Вот и работайте с
такими людьми!.. Оранг Хидьжоу! В жизни не слыхал подобной чепухи! И вы еще
удивляетесь, что я кричу? Да тут не кричать, тут...
- Помолчи, Вернер. Так мы ничего не добьемся. Нужно во всем разобраться.
Профессор Рихтер вышел из палатки, взял Салима за подбородок и, слегка
приподняв его голову, сверху вниз посмотрел ему в глаза.
- Это старик Умар рассказал тебе про Зеленого Человека?
- Да, господин. Умар очень умный старик. Он говорил правду.
- И ты веришь этой сказке, Салим?
- Верю, господин. Про Ор



Назад