fd0c937a     

Ломачинский Андрей - Командировка



ЛОМАЧИНСКИЙ АНДРЕЙ
КОМАНДИРОВКА
2й Ирак глазами «пиджака». Война машин.
ЧАСТЬ I (Война машин глазами «пиджака»)
Глава 1
Иван Доу, или – как все его называли на работе – Доктор Айван, приперся как всегда за полчаса до начала рабочего дня. Да и сам день у него начинался на час раньше, чем у остальных – в семь утра.

Такая дискриминация Ваню вполне устраивала, ему претило торчать бампервбампер в транспортных пробках потоков машин, выползающих на хайвэи к часу пик «на работу/с работы». К своему расписанию Иван привык, ему нравилось вставать в полпятого, а ложиться вместе с детьми в девять, эту маленькую привилегию он ценил и постоянно бился за нее, придумывая разные реальные и не очень обоснования перед начальством. Уйти на час раньше означало сэкономить час для дома и урезать час отрывающих от работы телефонных звонков из разных инстанций.
За окном только начинала алеть серая мгла раннего утра, в лаборатории было тихо, лишь гдето внизу негромко переговаривалась дежурная бригада краймсцин техников, специально подготовленных специалистов по сбору первичной информации в виде вещдоков и обследования мест преступлений. Здесь не Россия, и судмедэксперт на такие дела не выезжает.

Секретарша еще не пришла, а самому заправлять кофеварку было лень, и Ваня решил разжиться утренней порцией кофеина у техников. Быстро скинув пиджак и натянув робу (день был секционный, и отсидеться в офисе в белом халатике вряд ли получится), он схватил свою кружку и побежал вниз.

Спорили о политике (что крайне необычно) вперемешку с баскетболом (что обычно). Сакраменто Кингс в очередной раз просрали ЛосАнджелес Лэйкерс, а Буш с какогото хрена все тянет с началом операции – скоро наступит жара, группировка уже более полугода, как готова к бою, и устала сидеть в Кувейтской пустыне.

Из вестибюля их спор поддерживал громким фальцетом секюритиофицер (что ему на посту делать категорически запрещено инструкцией), чернокожий громила Роберт, ветеран Первого Ирака. Его реплики касались того, что турки суки, наших к себе не пускают, и что лучше все нахрен покрыть нейтронными бомбами, а через год безопасно прийти в пустой заповедник. Ребята в шутку ему орали «Хайль Гитлер», за экстремизм и вспыльчивость Роба не любили, и его кровожадные взгляды никто не разделял.
– Привет, команда! Кофе есть?
– Хэллоу, Док! Кофе варили в три ночи, уже вонючая черная грязь, а не кофе. Вон возьми кувшин на подогревателе, если ты такое дерьмо пить будешь.
В стеклянном кувшине стояла угольночерная непрозрачная жидкость, источающая горьковатую, отдающую жженой резиной вонь перестоявшего МаксвеллХаус Регуляр, дешевого пакетного кофе для быстрой заварки. Такое пить не хотелось.

Айван вздохнул, забрал свой здоровенный желтый конверт с ночной сводкойпоступлениями и молча поплелся к себе на верх. Вдруг в его офисе зазвонил телефон. Черт, так рано! И семи ведь еще нет.

Наверное, ктонибудь из восточных штатов, они часто не рассчитывают разницу по времени с западным побережьем. Машинально он показал телефону средний палец – а вот хрен вам, до 700 пишитесь на автоответчик, но потом вдруг подумал, что это может быть жена, и решил глянуть на табло определителя номера.

Там высветился ареакод Вашингтона, потом крестики вместо номера, а потом mil, что значит military. Ого, кто же это, и что воякам понадобилось в «пиджачной» конторе? И Айван взял трубку.
– Хэллоу. Доктор Доу? Вас беспокоит майор Валенски, Пентагон, из Дженерал Серджин Офиса армии (чтото типа из штаба начмеда сухопутных войск ).



Назад