fd0c937a     

Логинов Святослав - Похититель Детей



Святослав Логинов
ПОХИТИТЕЛЬ ДЕТЕЙ
(антипедагогическая поэма)
Еду на дачу в деревню. В битком набитом общем вагоне вижу знакомого. Это
сын моей соседки бабки Марухи. Месяц назад он приезжал в гости к
родителям, привозил внука. Тогда Марухин дом неделю гудел от чёрного
пьянства. К вечеру гул голосов превращался в крик: звонко причитала
Маруха, гудел что-то её "дедок", нечленораздельно вопил сын. Иногда пьяный
рёв прорезал злорадный мальчишеский крик, потом громко хлопала дверь,
парень выскакивал на улицу, бежал через огород. Папаша гнался за ним с
палкой в руках. Мальчишка легко уходил от опасности, дразнился, швырял в
папашу падалицей.
Теперь истории предстоит повторяться в расширенном варианте: сосед едет
вместе с женой. И детей при родительской паре не один, а двое. Их
появление слышно издалека: вопли главы семьи, пьяное бормотание супруги,
плач девочки и единственный осмысленный звук - крик мальчишки:
- Ну, куда ты прёшь? Там конец вагона! Здесь садитесь!
С помощью проводницы святое семейство размещено и, вопреки ожиданиям,
удивительно быстро затихло. Во всяком случае, к часу ночи уже можно было
уснуть, что далеко не всегда удаётся в общем вагоне.
Утро. Часовая стоянка в Хвойном. Именно из-за этих стоянок
прославленный шестьсот девятый умудряется ставить рекорды скорости: триста
километров за двенадцать часов! Специально к приходу поезда открывается
привокзальное кафе "Лилия". Заспанные пассажиры бредут пить дешёвое
хвойнинское пиво. В общей толпе, спотыкаясь и пошатываясь, поспешает мой
сосед. Как же его зовут? - не помню. Через несколько минут - время явно
недостаточное, чтобы испить пивка, - сосед, позвякивая авоськой с
покупками, ковыляет обратно. В вагоне начинается второе действие, впрочем,
относительно негромкое; сосед послушно умолкает, когда на него цыкают
начальственным басом.
За час до полудня усталый состав дотягивает к пестовскому вокзалу. К
этому времени путешествующая пара набралась до изумления. Впрочем, меня
это не касается, мне надо успеть дойти до автовокзала и вбиться в
переполненный автобус, иначе придётся три часа ожидать следующего. Бегу,
вбиваюсь.
Следом втискивается ещё кто-то. Водитель получает деньги и уходит за
путевым листом. В это время на площади появляется знакомое семейство.
Впереди мальчишка: на плече сумка, в руке пластиковый мешок с каким-то
барахлом. Свободной рукой он ухватил за полу пиджака папашу и волочёт его
словно портовый буксиришко океанский лайнер. Лицо потное, злое, красное...
следом девчонка с громким рёвом тащит за подол маманю. Глаза у
родительницы стеклянные, двумя руками она прижимает к груди бутылку водки
и то и дело порывается отхлебнуть на ходу.
Дети чуть не под ногами стоящих просачиваются в автобус. Родители
топчутся у дверей, не зная, за что ухватится. Места в автобусе решительно
нет.
Появляется водитель.
- Куда лезете? - рычит он. - Пьяных не повезу!
Папаня законопослушно отступает, потом, вспомнив, пытается вытащить из
автобуса детей. Я силком отжимаю двери, кричу в оставшуюся щель:
- Детей я довезу!
Неясно, слышат ли меня, а если слышат, то понимают ли. Двери
закрываются по-настоящему, автобус трогается.
А ведь то, что я только что сделал, на строгом языке закона называется
"похищением несовершеннолетних". Интересно, сколько лет тюрьмы грозит мне
сейчас?
Девочка плачет.
- Не ссы, Машка, доедем... - успокаивает её брат.
В автобусе начинают интересоваться, чьи дети.
- Мы из одной деревни, - объясняю я. Все удовлетворе



Назад