fd0c937a     

Логинов Святослав & Перумов Ник - Чёрная Кровь



Святослав ЛОГИНОВ
Ник ПЕРУМОВ
ЧЕРНАЯ КРОВЬ
1
Утро и вечер - лучшее время для тихого безвредного волшебства, что
творится для себя самого. В ночи наступает время хищного чародейства, час
кровавой жертвы и заклятия добычи. Ночью выползают из-под корней ничье
предки и бледными упырями шастают вокруг жилищ, ища незаговоренного входа.
Ночь - время большеглазых карликов и предсмертных криков, время тревожного
сна и непокоя. Полдень, напротив, озаряет мир беспощадной ясностью;
палящий глаз Дзара проникает до самого дна речных омутов, высвечивает
всякую тайну. Дзар ревнив и не допустит, чтобы в его час творилась иная
волшба кроме его собственной. Недаром нежить пуще грома боится полуденных
лучей, и ни один шаман не начнет камлать в полдень, особенно если день
ясный, а охотник не станет заклинать силки и приваживать зверя. Раньше
надо было этим заниматься; сейчас время чистой, незамутненной силы.
Зато когда солнце низко, и не найти в нем полной мощи, а свет не дает
проявиться злобе, вершатся на земле большие и малые чудеса.
Вдоль самой реки, склонясь вислыми ветвями к зеленым струям, омывая
узловатые корни проточной водой, стоят старые изогнутые ивы. Небесная
стрела расщепила одну из них, и надломленная ветвь, достойная целого
дерева, полощется в воде. Гладкая речная поверхность здесь идет морщинами,
недовольная помехой.
Ветер еще не проснулся, миром правит тишина.
Не шелохнув листвы, не потревожив тумана, с расщепленного ствола
соскользнула на землю обнаженная женская фигура. Прекрасное тело светится
немыслимой чистой белизной, какая у настоящих женщин появляется лишь к
концу зимы. Красавица нагнулась над водой, подставив сложенные пригоршнями
ладони. Слышен всплеск, словно крупная рыба ударила хвостом, - из воды
появляется вторая пара рук: больших, зеленых, четырехпалых. Вода
переливается с пальцев придонного жителя в девичьи ладошки. Дева
распрямляется и с силой плещет дареной водой на искривленный ствол ивы.
Капли серебром полыхают в лучах незлого утреннего солнца.
Что происходит?.. Зачем?.. Каков смысл этого обряда? - знать не дано.
Мелькнув спугнутой птицей, красавица кинулась к своей иве, приникла к
морщинистой коре и исчезла в ту же секунду. Опустел берег, лишь одинокий
круг разбегается по глади реки, будто и впрямь оголодавшая щука шуганула
беспечную плотвиную мелочь.
На приречном холме показались три человека. Они, не торопясь,
спустились к урезу воды и остановились возле расщепленной ивы. Один из
путников оказался молодой девушкой, почти девочкой. Она наклонилась над
рекой, прошептала что-то, осторожно зачерпнула полные пригоршни и тоже
плеснула воду на древесный ствол. Капли бесследно скатились с сухой коры.
- Ну пожалуйста, Салла, не сердись, - тихо попросила девушка.
Новая пригоршня влаги была отвергнута древним растением.
- Вот видите! - девушка повернулась к спутникам. Было видно, что она
готова заплакать.
- Погоди, Уника, не горюй. Разберемся с твоей бедой, - прогудел
старший из мужчин. Он подошел к дереву, прислонился к нему лбом, замер
неподвижно.
Все во внешности этого человека возмущало взгляд. Когда-то он был
высок и, должно быть, силен, но годы согнули его в дугу и перекосили на
правый бок, где не хватало двух ребер. Меховой балахон висел на его плечах
бесформенным мешком, потому что рук у старика не было. Не удивительно, что
вся ноша досталась третьему спутнику - молодому парню, стоявшему шага на
два позади. На плече у него висел изогнутый роговой лук, колчан ежился




Назад