fd0c937a     

Логинов Святослав - Острый Сюжет



sf Святослав Логинов Острый сюжет ru cTpI/I}I{ Fiction Book Designer 04.10.2006 cTpI/I}I{-FMFT63MJ-F58B-79V1-5ANO-LSHMQE4DGCI4 1.0 Святослав Логинов
Острый сюжет
(Рассказы — 0)
— Нет, в наше время совершенно невозможно писать приключенческую фантастику! — Стефан Горчинский в раздражении отшвырнул цилиндрик диктофона. Тот покатился по столу. Ожившая пишущая машинка тут же напечатала на девственно чистом листе:
— Тук! Блям, блям, блям…
Горчинский выхватил лист, прочитал написанное. Лицо его исказилось.
— Во! В этом и заключается всё наше творчество! Блям, блям! На большее мы неспособны.

Будь проклят наш пресный век!
Горчинский скомкал лист, подбежал к распахнутому окну и бросился вниз с девяносто восьмого этажа. Гравитационный гамак мягко подхватил его и, покачивая, понёс к зеленеющим вдали лужайкам космодрома. Маститый писатель-приключенец Стефан Горчинский отправлялся на поиски впечатлений.
Юпитер встретил Горчинского чудовищной бурей. Планетолёт нырнул в кипящую атмосферу, в самый глаз урагана. Горчинский сменил мягкие тапочки на туристские ботинки и вышел наружу.

Тяжести онне ощущал, ядовитая атмосфера тоже была не страшна укрытому защитным коконом землянину. Пробудившийся вулкан громыхал и брызгал кипящей пемзой, но Горчинский испытывал только лёгкую скуку.
Зато на самом краю огненного обрыва он встретил Симеона Пупса — также довольно известного писателя. Пупс сидел, свесив ноги вниз и плевал в поток лавы. Авторы пожали друг другу руки.

Защитные поля послушно расступились, пропуская живое тело, Горчинский ощутил вялое прикосновение ладони соперника. Коллеги присели на ненадёжный камень.
— Читал вашу последнюю книгу, — начал беседу Горчинский, — и должен заметить, что вы делаете ту же ошибку, что и прежде. Я понимаю, любимый герой, но всё же положительный персонаж не может носить имя Чандраабрахман Джактабарраджи.

Конечно, Восток всегда в моде, но скажите, как героиня будет звать на помощь вашего Чандраабрахмана? Иное дело мой герой — Вилл Венс! Коротко и энергично.
— Мой Чандра хотя бы внешне не похож на ходячий литературный тип, — отрезал Симеон, — а в вашем Венсе нет ничего энергичного, кроме имени.
— Болезнь века, — признал Горчинский.
— Да… — вздохнул Пупс. Он тоже не хотел ссоры.
Некоторое время они молчали, глядя на подсвеченные вулканическим пламенем тучи, а потом, кивнув друг дружке, побрели к своим планетолётам.
Через четыре часа корабль опустился в центр посадочной лужайки. Горчинский выбрался из кабины и с усталым стоном повалился в траву. День прошёл впустую.

Гоняясь за впечатлениями, Горчинский не сумел толком пообедать, а шелест двигателей не дал ему после обеда нормально заснуть. Главное же: за весь день — ни одного острого ощущения.
Странный звук коснулся слуха писателя. Горчинский приподнял голову, насторожился. Рядом что-то гудело, словно разладившийся термоядерный двигатель.

Секунду Горчинский не мог ничего понять, но потом его осенила догадка.
Чёрт возьми, ведь эти посадочные лужайки довольно дикое место! Когда сюда последний раз заглядывала санитарная инспекция?

А вдруг именно здесь устроили своё логово мухи — дикие живые существа, которые, несмотря на все предосторожности, неведомо откуда появляются порой в комнате и причиняют массу беспокойства. Муха, завывая, кружит под потолком и избавиться от неё можно только вызвав аварийную команду. Самостоятельная борьба с мухами чрезвычайно тяжела и малоэффективна, но если ему повезло обнаружить гнездовье!…
Горчинский осторожно приподнялся и бросил взгл



Назад