fd0c937a     

Логинов Святослав - Легкая Работа



Святослав Логинов
ЛЕГКАЯ РАБОТА
- Не понимаю я этой странной традиции - брать с собой на Реверс шашки, -
сказал Дима, расставляя фигуры. - Я так взял шахматы и три пачки бумаги в
клеточку для крестиков-ноликов. Буду брать реванш. Ваш ход, капитан!
- Шашки - это борьба интеллектов, а в шахматы проигрывает тот, кто первым
прозевает ферзя, - ответил Богдан, двинув вперед пешку.
Так мы работаем. В кабине тишина, шелестят страницы и иногда постукивают
шахматные фигуры. Тишину снова нарушает Дима:
- Шахматы, - наставительно говорит он, - развивают оригинальность
мышления. Вот мы делаем маленький карамболь, и нашему увлекшемуся атакой
сопернику предоставляется дивная возможность выбирать, какую из этих двух
пешек он хочет потерять раньше...
Мы - экипаж Тяжелого Реверса ССК-23. Два спасателя, пилот и радист.
Вернее, четыре спасателя, четыре пилота и четыре радиста. Кроме того, Борис
Яковлевич и Богдан - врачи. Нет только капитана. Дима величает этим титулом
всех по очереди.
Тяжелый Реверс - очень мощная машина. Она может перевозить 28 человек и
400 тонн груза. Он может работать буксировщиком. Он еще много чего может, но
сейчас он не делает ничего. Мы висим на дальней орбите, Богдан с Димой
играют в шахматы, Борис Яковлевич читает книгу, а я сижу и слушаю эфир, не
потому, что я радист, просто я люблю слушать, что делается в пространстве.
- Верди! Я - Гамма-пять. Разрешите посадку в шестнадцатом секторе...
В эту смену мы дежурим во второй линии, наше дело ждать. Корабли первой
линии тоже ждут, но там не играют в шашки; в любую минуту с кем-то может
случиться беда, и они должны прийти на помощь. А вторую линию иногда
называют Сонно-Санаторным Комплексом. Сюда отсылают отдыхать.
Лунный радиоцентр транслирует музыку. Один наушник я отдал Борису
Яковлевичу. Он кивнул и отложил книгу. Книга новая, отпечатана на полиоле.
Так издают только классику, то, что уже заслужило право на вечность.
Бумажных авторов Борис Яковлевич не читает.
Дима с Богданом концертом не интересуются. Они заняты "борьбой
интеллектов". Дима выиграл обе обещанные пешки и стремится разменять тяжелые
фигуры. Позиция ясна даже мне, но Богдан все еще сопротивляется - он очень
упрям.
Музыку передают тихую, задумчивую. Не может такая мешать размышлениям. Я
подключил динамик, осторожно прибавил громкость. И тут... Музыка, взвизгнув,
пропала, а из динамика звучит прерывающийся голос диспетчера:
- Двадцать третий! Готовность ноль! Старт по сигналу СОС!..
Богдан и Дима бросаются к скафандрам. Бьет по ушам звонок, - это я, не
помню как умудрился ткнуть в кнопку нулевой готовности. Борис Яковлевич,
сидящий на месте пилота, толчком разворачивает кресло лицом к пульту.
Кажется, через секунду грохнут двигатели, перегрузки сдавят тело...
Борис Яковлевич нажал на кнопку, и звонок смолк. Стало тихо, только Дима,
чертыхаясь, путался в системах автономного жизнеобеспечения. Богдан поправил
ему кислородный шланг. Тяжелый Реверс ССК-23 готов к рывку.
Теперь мы нулевая линия, в космосе что-то случилось, двенадцатый Реверс
ушел на выручку. Может быть, где-нибудь гибнут люди, а быть может,
двенадцатый ловит дурацкий метеоритик, затесавшийся куда не следует. Реверс
первой линии идет по любому вызову. Но мы сейчас нулевая, нас никто не
страхует.
Тишина начинает звенеть, и я, не выдержав, отворачиваюсь от молчащей
рации. В рубке идеальный порядок. Ни книги, ни шахмат. Они внутри стола, под
опустившейся сверху пластмассовой панелью. Так они не смогут натвори



Назад