fd0c937a     

Логинов Святослав - Крылья



Святослав Логинов
КРЫЛЬЯ
Контейнеры отделились от корабля и полетели низко над землей. Тяжелая
красная ткань, спадая с них, ложилась на траву двумя пятиметровыми
полосами, напоминающими раскинутые крылья.
Ткань была нашпигована датчиками и микроанализаторами. Через сутки вся
необходимая информация будет собрана и Уфри, наконец, сможет покинуть
планету.
Планета его раздражала. Уфри, проверив работу датчиков и убедившись,
что данные поступают, вышел из корабля. Хм уже околачивался поблизости,
разглядывая с безразличным видом полосы ткани. Солнечные блики играли на
лезвии засунутого за пояс топора.
Впрочем, Уфри не знал, как зовут здоровенного парня, приставленного
караульным к его зонду.
Да и вообще он ничего не знал. Аборигены вели себя не по стандартным
методикам. Это сразу бросилось Уфри в глаза. Зрелище опускающегося корабля
не произвело на них ни малейшего впечатления. Многие жители поселения даже
не обернулись на причину шума. Именно в тот момент Уфри понял, что Контакта
не получится. Так и вышло. Когда он появился перед ними и заговорил на их
языке, они молча выслушали и молча разошлись.
Однако выставили караульного. Уфри пытался наладить с ним контакт и
опять безуспешно. Озлившись, Уфри оставил свои попытки: пускай контактами
занимаются специалисты, а он Уфри, рядовой разведчик.
Правда, однажды Уфри все же удалось вывести караульного из прострации,
когда, на свой страх и риск, он подарил ему топор из полированной
нержавеющей стали. Парень взвесил топор на руке - дрожь охватила Уфри -
почудилось, что он испробует оружие незамедлительно на его голове, но
парень сунул топор за пояс, издав при этом звук, весьма похожий на
междометие "Хм", что и подтвердил автоматический лингвист. Междометие
явилось единственным словом, адресованным Уфри со дня прибытия на планету.
Ясное дело, что Уфри без энтузиазма смотрел на подходившего к нему Хм.
- Почему ты не летаешь? - спросил он.
Кажется, от такой неожиданности лингвист икнул.
Возможно, специалисту, натренированному на сложные психологические
ситуации, легко было бы дать ответ с посылкой на знакомство, но Уфри, в
страхе, что разговор прервется, ляпнул первое, что взбрело в голову: -
Крылья слабые - никак не взлететь.
Хм приподнял край индикаторной ткани, ощупал ее и тут же резко
отпустил. Ткань, успевшая отметить химический состав его пота, тяжело
шлепнулась на прежнее место. А Хм изрек свое знаменитое "Хм" и заторопился
прочь.
Уфри долго не мог успоиться.
- Видали? - возмущался он, разбирая забарахливший метеозонд.Их,
значит, интересует, почему я не летаю... Остальное для них в порядке вещей!
- Уфри усмехнулся.- Принять индикаторы за крылья... Вот уж действительно,
слабоваты крылышки...
Уфри отшвырнул шарик зонда и, сердито сопя, полез в люк.
Утро принесло новость: караульного Хм на своем посту не оказалось.
Уфри занялся приготовлением к старту. О Хм он не вспоминал - не
поздоровались при встрече, незачем прощаться. Но Хм обьявился.
Если бы не металлический топор, его нельзя было бы узнать.
Лицо залито кровью, волосы спутаны запекшейся раной, обнаженная грудь
густо покрыта царапинами, а на плечах огромный тюк. Подойдя к Уфри, Хм
осторожно опустил тюк и перерезал обвивавшие его веревки. В то же мгновение
оттуда вынырнула тонкая шея в воротнике из жестких перьев, и голова,
увенчанная изогнутым клювом, туго стянутым кожаным ремешком, закачалась
перед Уфри.
Выпроставшиеся крылья десятиметровой длины, чудовищно взмахнув,
отбросили воздушной



Назад